Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Наталья Душегрея – москвичка в четвертом поколении, дизайнер. Методом проб и ошибок в самый кризис за достаточно короткий срок создала свой бренд верхней одежды «ДушеГрея» и успешно его развивает. Творческая личность, для которой ограничения становятся новой ступенькой к развитию.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда Вавржина: Расскажите свою историю успеха. С чего все начиналось?
Наталья Душегрея: Успех – понятие относительное, конечно. Смотря с кем сравнивать. Я анализировала, почему такой резкий взлет произошел. Нашему бренду всего два года. Мы открылись в самый кризис, когда, наоборот, многие закрылись, а мы открылись в конце 2015 года, как раз когда рынок очень сильно просел. Многие ретейлы иностранные вообще ушли с нашего рынка. Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок, которые потом исправляли. Для творческого человека чем больше ограничений, тем легче творить. Мы очень много дорабатывали, учились, переваривали этот огромный опыт.

Надежда: Какие были ошибки?
Наталья: Мы сделали ставку на рынок беременных, и получилось, что нашили в стол, не прочувствовав, не спросив. Потому что ранее это был очень благодатный покупатель, который работал с предоплатой, а кризис в первую очередь стукнул по нему. Наши будущие мамочки просто неимоверно экономили на себе, ходили с расстегнутыми куртками, с перевязанными шарфами, в результате в этом сегменте были колоссальные остатки – 80%. А мы основную часть коллекции отшили именно для них. С тех пор мы практически не шьем в стол, мы делаем образцы и шьем только по предварительным заказам. Если видим, что получился хит, это сразу видно, то немного дошиваем себе на склад, реально немного, мы деньги не замораживаем. Какая ошибка была? На самом деле очень многие учились шить вместе с нами. Так получилось, что верхнюю одежду в основном хорошо шьют в Китае, а у нас мало кто умеет это делать. Обычно это какие-то свои марки, бренды, кто на рынке давно, и многие фабрики учились вместе с нами. И они научились уже, слава богу, и мы научились. Мы изучали технологии, распарывали разные хорошие вещи, все изнутри узнавали. Была цель сделать один из лучших брендов по верхней одежде, лучший по качеству и уникальный по дизайну, поэтому учились.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда: А почему верхнюю одежду? Это был осознанный выбор, потому что сегмент свободный?
Наталья: Знаете, нет. Я загорелась; что называется, торкнуло. Я вдруг поняла, что мне срочно нужно делать верхнюю одежду. Ни спать, ни есть нормально не могла. Я была вся в состоянии мандража. Не могу это рационально чем-то объяснить. Признаюсь, до сих пор мне верхнюю одежду гораздо интереснее делать, потому что здесь больше простора для творчества. Сейчас я вижу – везде есть простор, но здесь много еще не сделано и много еще чего можно сделать. Чтобы ты ни делал, получается как ноу-хау. Мы придумали вот эту 3D-стежку по рисунку.

Надежда: 3D-стежка – что это?
Наталья: Это стежка по контуру рисунка, видите? Дома выстрочены, лисы отстрочены по контуру, и получается объемный такой рисунок. Это ручная стежка, не фабричная, ручной крой. Получилось сделать вещи с ручным кроем, с подгонкой принта, 3D-стежкой. На рынке это коммерчески выгодно. Работали над этой технологией.

Надежда: Вы сразу планировали стать оптовой фирмой?
Наталья: Я вообще по натуре оптовик. Да, мне интересно создавать образец, интересно делать коллекцию. Дальше это должно идти в опт. Я не люблю единичные экземпляры. Есть такое понятие, как творчество от клиента, создание продукта от клиента, по запросу рынка. А есть создание продукта от художника, это как раз моя история. Я получаю обратную связь, я сделала продукт, и если клиенту нравится, развиваю эту тему. Если вспоминать про ошибки, то мы учились ставить кнопки, потому что в первый год прогорели на сроках и на кнопках. Точнее сказать, не то что прогорели... В мастерской мы в основном делаем образцы, прорабатываем всю эту историю, а отшиваем заказы на фабриках, и фабрика, с которой у нас была договоренность, которая хорошо шила, вдруг закрылась в один день, и к началу сезона мы получили «головную боль», искали, где шить. Это был напряг.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда: А ошибка в чем? Это же не ошибка, а стечение обстоятельств... Или же вы сделали вывод и теперь на нескольких фабриках шьете?
Наталья: У нас несколько фабрик, да. Мы не храним все яйца в одной корзине. У нас несколько фабрик, с которыми мы работаем, и мы, конечно, миксуем, заранее прорабатываем разные варианты: эти успевают, эти не успевают. У нас уже есть опыт, мы знаем, кто лучше шьет, кому можно отдать это, кому можно отдать то. Это с опытом приходит. Сначала мы выстроили работу просто на дизайне, сделали, но по срокам не уложились. Где-то были проблемы с фурнитурой, теперь узнали, какая хорошая. Фурнитура вся из Китая, Кореи. У нас она практически не производится. Выбирали методом проб и ошибок, какая лучше, кто лучше, какие кнопки ломаются, какие не ломаются. Мне кажется, мы все шишки собрали в первый год. Сейчас, слава богу, нашли хорошую фирму, которая делает надежные молнии под заказ, заблаговременно, не в сезон, когда просят срочно дошить 10 рядов, когда ты понимаешь, что если три недели будешь ждать молнии, то сезон уйдет, и уже пришиваешь молнии, которые есть в наличии здесь и сейчас.

Надежда: Где можно найти ваши вещи?
Наталья: Мы работаем по всей России. Частично Украина с нами работает. Как ни странно, несмотря на их кризис, там все равно любят красиво одеваться. Все-таки менталитет у нас схожий. Белоруссия и Казахстан. Такой широкий разброс. Причем мы делаем достаточно эксклюзивные партии. Максимальная партия одного пальто в разных цветах у нас – около 300 штук. Для такого разброса это вообще ни о чем. Хотя люди в одинаковых пальто умудряются встречаться. Если в одном магазине купили, где рядом живут, то они могут встретиться. Китайцы шьют по 6000 одной модели в одном цвете, и все ходят, и никто внимания не обращает. А у нас, конечно, такой дизайн, который запоминается. Увидел, запомнил, и кажется, что встречаешь часто.
Надежда: Хотели бы вы изменить концепцию, то есть шить модели без принтов?
Наталья: Мы сначала пробовали делать какие-то вещи с принтами, какие-то без них, но потом поняли, что к нам идут именно за оригинальным рисунком. Зная «ДушеГрею», к нам идут только за такой, может, даже вычурностью, за сказкой, за другой историей, к нам идут за настроением. И поэтому у нас однотонные вещи практически не идут. Хотя они такие же, как и другие однотонные вещи, по качеству они ничем не хуже. Но к нам идут именно за праздником жизни.

Надежда: Расскажите немного о себе. Почему вы решили открыть фирму в 2015 году? Что этому предшествовало?
Наталья: Десять лет я проработала в другом бренде. Сейчас я вышла из состава его соучредителей. Я заняла совсем другую нишу – пальто, чтобы не пересекаться с прошлым брендом, не составлять ему конкуренцию. Для творческого человека ограничения способствуют развитию.

Надежда: Где вы учились?
Наталья: Я дизайнер-самоучка. У меня педагогическое образование, и второе – я училась в художественном колледже Фаберже. Я художник по ткани. К дизайну одежды косвенное отношение имею. Я рисовала очень долго, лет десять после колледжа. Я так влюбилась в батик –одежда, платки, аксессуары... Это была реально моя любовь. Ну и заработок. Слава богу, на хлеб с маслом хватало. Так я плавно перешла к изготовлению одежды. Это было мечтой всего моего детства. Но как-то так у меня вышло, я натура впечатлительная, посмотрела фильм «Сельская учительница», думаю: пойду в педагогический. А потом поняла, что куда-то не туда пошла.

Надежда: «Не педагог я», да?
Наталья: Да. Поэтому я там прогуливала. Сдавала экстерном все. Но тем не менее окончила хорошо. Накануне экзамена мне звонят и говорят: «Если завтра не сдадите, то мы вас отчислим». Я иду ночью кататься на коньках, а с утра прихожу и все сдаю. Как-то на стрессе. Такое вот было. Может, молодость. Но учиться в педагогическом мне было скучно, а я не могу, когда скучно.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда: Ну да, я понимаю.
Наталья: Потом я много училась на курсах. Нашла замечательную итальянскую школу дизайна онлайн, она мне очень много дала. Можно сказать, ее преподаватели вырастили из меня художника, дизайнера одежды. Хотя сейчас мы основу для принтов покупаем. Ничего уже не успеваю рисовать, только идеи, креатив и так глобально, большими мазками. С одеждой, конечно, вожусь только я, это я никому не доверяю. Маркетинг работает, продвижение.

Надежда: Учитываете ли вы в создании коллекции общемировые тенденции?
Наталья: Обязательно.

Надежда: Где вы черпаете идеи?
Наталья: Постоянно читаю профессиональную литературу, посещаю специальные выставки. Помимо выставок, много интересных семинаров, туда хожу и там учусь тоже. И еще полный анализ провожу постоянно. Есть такое понятие – трансерфинг реальности. У меня есть предчувствие того, что будет. Я чувствую свой сегмент, знаю, что будет хорошо в моем сегменте, потому что я живу в этой обстановке и делаю вещи для таких же людей, как я сама. Люкс я не чувствую, потому что мне эта история не совсем знакома, непонятна. Я середина. Средний сегмент – вот это мое.

Надежда: Ну хорошо, о работе мы немного поговорили, а в личной жизни что для вас главное? Помимо работы, есть какое-то хобби?
Наталья: Знаете, я боюсь, что это и есть мое хобби, причем где бы я ни была. Я езжу на отдых на три-четыре дня и там отключаюсь полностью. Очень люблю, что называется, побыть в тишине. Когда едешь с семьей, с детьми, ты не отдыхаешь. Ты полностью с ними, невозможно переключиться. А в одиночестве у меня все мысли – о развитии бренда, о каких-то новых ходах-выходах. Четыре дня я была в Дубае и привезла с собой оттуда несколько новых коллекций. По сути, это и есть мое главное хобби.

Надежда: Сколько раз в году удается уехать?
Наталья: Крайне редко. Я не умею контролировать себя, загоняю. Уезжаю, когда начинаю плакать от усталости, когда никаких сил не остается. Звоню маме, чтобы забрала детей на несколько дней.

Надежда: Вы родились в Москве?
Наталья: Да. Я москвичка в четвертом поколении. Один мой прапрадед – купец. Он был безгранично добрым человеком, у него было хорошее образование, и когда началась война, он очень много помогал односельчанам. Нет, не против советской власти бороться. По сути, он помогал им добиваться тех прав, в которых они были ущемлены по незнанию. Помогал вдовам решать юридические вопросы. Его за это несколько раз вызывали на допрос, в итоге сослали. А у него почти не было желудка, поэтому нужна была жесткая диета. Короче говоря, его посадили в поезд, и он не доехал до пункта назначения. Такая печальная история. Наш род был с одной стороны купеческий, с другой – прапрадед мой работал извозчиком в Москве. Извозчики тогда были люди небедные, а прапрабабушка работала на ткацкой фабрике в Москве. Вот они и познакомились.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда: А вы стали квинтэссенцией предков.
Наталья: Да, с одной стороны– купеческая история, с другой – вот такая, ткацкая.

Надежда: Любите ли вы ходить по магазинам, покупать себе вещи?
Наталья: О да! Это для меня антистресс. То, что я не делаю, я люблю: сумки, обувь, вещи в меньшей степени. Я понимаю, что вот такое я не сделаю, это совершенно другой стиль, другое направление, но мне очень нравится. Одежду я редко себе покупаю, в основном хожу в своей.

Надежда: Как вы расслабляетесь? Если нужен релакс, куда вы идете?
Наталья: Если нужен релакс, то я иду в баню. Можно смеяться, но у меня этой зимой была мечта – я хотела красивые угги и красивые тренировочные штаны, чтобы ходить в баню каждые выходные. В этом году мечта моя почти сбылась. Я нашла себе красивые угги и красивые тренировочные штаны.

Надежда: И что? Удавалось раз в неделю в баню сходить?
Наталья: Да. В эту зиму – раз в неделю, раз в две недели. Мечта моя сбылась, это хороший антистресс. Баня, бассейн – в общем, вода. Такая у меня простая человеческая мечта, не пальто от Dolce&Gabbana, а совсем обычные вещи.

Надежда: Как вы считаете, с вами легко работать?
Наталья: Мне кажется, да. Единственное, есть минус. У меня очень много задач одновременно. Я отвернулась и могу тут же забыть, про что вы говорили. Есть такой косячок. Поэтому мне можно напоминать несколько раз: где-то что-то забыла, – я нормально к этому отношусь. А в целом, мне кажется, у меня легкий характер, поэтому людям со мной в этом плане легко.

Надежда: Ну а что касается каких-то косяков со стороны сотрудников, как вы реагируете?
Наталья: Для меня это сложно. Бывает, очень сержусь, но редко срываюсь. Я могу переживать долго-долго, если вижу что-то. Не знаю, как сказать. Поэтому между мной и конечным исполнителем обязательно нужен посредник, которому я могу в спокойной форме сказать, а он передаст в необходимой форме. Я росла хорошей девочкой, поэтому для меня проблема – сказать «нет», проблема – поставить человека на место. Я учусь этому, конечно, но такое есть.

Надежда: Очень хорошо понимаю. Я тоже этому учусь. У вас четверо детей...
Наталья: Четверо мальчиков, да. Двое старших – почти погодки. Третий сын, ему восемь лет, очень интересуется модой и всем, что связано с тряпочками, лоскутками. У него уже есть своя маленькая машинка. Видимо, по моим стопам пойдет. Младшему шесть. Кроме третьего, все имеют технический склад ума. Старший природу любит.

Надежда: Как вы успеваете все?
Наталья: Мы ничего не успеваем на самом деле.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»

Надежда: Кто вам помогает?
Наталья: Дома с детьми няня помогает. И у меня муж золотой. Мне очень помогает муж и моя семья. Без поддержки наших близких, мне кажется, мы не могли бы и десятой части сделать, просто сил не хватило бы. И еще очень важно, когда тебе говорят: у тебя все получится. У творческих людей периодически бывают кризисы: я унылая, у меня ничего не получится... Мы периодически склонны к таким состояниям. И когда рядом человек в такой момент говорит: «Да ты что! Всё классно будет», – это очень важно!

Надежда: Кто у вас готовит еду?
Наталья: Вкусно у нас готовит муж. Я тоже готовлю, но так,на скорую руку.

Надежда: То есть «я готовлю каждый день, а муж готовит вкусно». Да?
Наталья: Нет. Не могу так сказать. У нас и старшие дети уже начинают готовить. Они готовят так же, как и я. Мы что-то делаем просто ради еды. А вот Алексей у нас готовит вкусно и достаточно часто. Он нас балует. Я смеюсь, говорю: «А то ели бы одни творожки Danone».

Надежда: Вы завтракаете вместе?
Наталья: С мужем завтракаем вместе.

Надежда: А кто готовит завтрак?
Наталья: Мы только кофе пьем. Мы такие. Мы поздно начинаем испытывать чувство голода, к обеду как раз есть хочется, поэтому почти не завтракаем.

Надежда: Поздно ужинаете?
Наталья: Да. Смеюсь: ем один раз на ночь, все неправильно, все не по диете.

Надежда: Но это не мешает вашей фигуре!
Наталья: Помогают дети и темп жизни. И с генетикой повезло! (Улыбается.)

Надежда: План на будущее?
Наталья: Продолжать развиваться! Открывать новые магазины, выпускать новые коллекции.

Интервью. Наталья Душегрея: «Нас тоже кризис не обошел стороной, мы влезли в долги, наделали много ошибок»