БЛЕСК И ГЛАМУР В НЬЮ-ЙОРКЕ: ТРЕХЭТАЖНАЯ КВАРТИРА МЭРАЙИ КЭРРИ

Преподаватель актерского мастерства Мэрайи Кэри однажды попросил ее вернуться в прошлое, а именно в то место, где она по-настоящему чувствовала себя в безопасности. После долгих размышлений знаменитая певица так и не смогла найти ответа на этот вопрос. В ее прошлом такого места не было. И не было места спокойствию.

Она выросла в бедности и постоянно была преследуема насмешками соседей в Лонг Айленде, где она жила со своей семьей – из-за того, что ее мать была белой, а отец – афроамериканцем. "Я не могла вспомнить такого места, где бы я не чувствовала своего неустойчивого положения и в котором бы я чувствовала себя хорошо», – признается Мэрайя.

Что было тогда и что мы видим сейчас?

 

На протяжении последнего десятилетия Кэри была самой популярной певицей в мире, ее альбомы и синглы разошлись более чем ста пятьюдесятью миллионами копий; недавно она подписала новый контракт с Virgin Records, который принесет ей почти сто двадцать миллионов долларов за ближайшие пять пластинок; выпустила свой ​​первый полуавтобиографический фильм «Гламур» и завершила строительство просторного триплекса в районе Трибека в Нью-Йорке, который отсылает нас к мечтам Кэрри о Золотом веке Голливуда.

Трудно представить себе человека, который бы чувствовал себя некомфортно в великолепном интерьере, созданном фантазией и мастерством дизайнера Марио Буатта. "Я хотел, чтобы внешний вид дома подчеркивал красоту и блеск Мэрайи», – подчеркивает он. – "Эта женщина источает очарование и сексуальность и обладает невероятной харизмой".

Такой же он сделал и ее квартиру. "Мэрайя любит роскошь", – говорит Буатта, поэтому он сотворил ее апартаменты роскошными во всем: от великолепной большой прихожей с серебристыми дверями и лакированными стенами персикового цвета в тренажерном зале – до спальни, отделанной белым мрамором, с соблазнительной двуспальной кроватью. 

Кэри работает почти беспрерывно — практика, явившаяся одной из причин её недавних, широко обсуждаемых провалов, — поэтому ей приходится баловать себя комфортом, чтобы сберечь свои многомиллионые связки.

Сердце новых апартаментов звезды – длинная комната, которая, благодаря продуманному дизайну Буатты, разделена на три отдельных помещения: гостиную, столовую и чел-аут для послеобеденных бесед.

Доминантой жилого пространства служит длинный экран «Коромандел», перед ним во всю длину стены простирается банкетка в турецком стиле, на которой хватило бы место всему гарему султана – ну или Кэрри с ее музыкантами.

Несмотря на то, в квартиру, занимающую три верхних этажа бывшего офисного здания, беспрепятственно проникает солнечный свет, дизайн помещения скорее «ночной» – это то время, когда Кэрри встречается с друзьями и работает. Певице больше по душе приглушенный электрический свет, который создает мистическую атмосферу «при свечах».

Гостиная отделена от столовой сокровищем Мэрайи – белым роялем, когда-то принадлежавшим Мэрилин Монро. Монро — одна из икон певицы, и Кэри, как говорят, заплатила шестьсот тысяч долларов за этот сувенир, стоящий-больше-жизни.

Белый рояль выделяется на фоне шоколадного оттенка столовой. Принцип Мэрайи в выборе гостей: «лучше меньше, да лучше», поэтому изящный стол рассчитан всего на шесть персон.

Зеркало на стене отражает реку Гудзон в центре Манхэттена, элегантные шпили Крайслера в стиле арт-деко и Эмпайер Стейт Билдинг. "Это волшебство", –говорит Буатта – и кто может спорить?

В этой квартире, посвященной гламуру, приз за самый гламурный «лук», пожалуй, достается спальне Кэри. Певица отвергла темные ткани бренда Принц Ситца, которые предлагал ей Буатта, и в соответствии с ее пожеланиями, дизайнер оформил спальню в чистых светлых тонах: лавандовые стены, розовый потолок, абрикосовые завесы для кровати и белый ковер.

Тем не менее, у Кэри есть своя торговая марка — бабочки — и её страсть к одним из самых очаровательных созданий природы натолкнула Буатту на то, что он называет "бабочным безумием".

"Мы поместили их везде, где только могли», – рассказывает дизайнер. – «Ручки шкафа в виде бабочек в спальне, бабочки на пологе постели, на мыле в ванной и на плитке в кухне. В этой квартире так много бабочек, что не всех их можно заметить, однако Мэрайя знает, где находится каждая».

Если спальня в этой квартире – гламур, то ванная – чистая роскошь. Почти 12 метров в длину – больше, чем в большинстве номеров Парк Авеню, – это место, где можно расслабиться и где хочется задержаться, с огромной ванной, плазменной панелью и шезлонгами, покрытыми персикового цвета тканью.

Однако роскошь на этом не заканчивается. Из ванной Кэри обычно проходит в комнату для одежды, и никто не сможет упрекнуть ее к том, что для одного шкафа здесь слишком много пространства – ведь для каждого выхода в свет певице нужен особенный наряд. Как в бутике, здесь все на виду, и все развешено  по цвету и стилю.

Из комнаты для одежды звезда идет в комнату, где хранится коллекция ее обуви, насчитывающая несколько сотен пар. Возвращаясь в свое детство, певица вспоминает, что у нее была только одна пара обуви и та с дырками, «что было адом для ног в холодные зимние месяцы». Теперь она признает, что многие из своих туфель она еще ни разу не надевала.

Превращение трёх пустых этажей в жилище, достойное требовательной дивы, заняло у Буатты меньше года. Единственная проблема, которая у него возникла, заключалась не в самой Кэри, а в её расписании, которое оставляло ей очень мало времени, чтобы подумать о цветах, тканях и мебели. "Она много работает и постоянно ездит", — говорит Буатта. — "Очень трудно надолго привлечь её внимание". Тем не менее, когда мастеру это удавалось, связь была моментальной.

Дизайнер вспоминает, что Бэйби Пэли, богиня высокого стиля пятидесятых и шестидесятых, говорила, что комнате нужен блеск — что комната без него — как женщина без украшений, — неполна. Комнаты Мэрайи проходят тест Пэли. Её триплекс наполнен блестящими штучками, как у Тиффани. "Большинство клиентов не понимают блеска", — говорит Буатта. — "Мэрайя понимает".


ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ